БЫТЬ ЛИ ПАМЯТНИКУ?


Быть ли памятнику жертвам осени 1993-го?

   Вопрос о памятнике мучает нас на протяжении десятилетий, и как показала наступившая  осенью 2018 года 25-летняя годовщина кровопролития,   за истекшую четверть века ни заявления, ни заклинания, ни призывы с обещаниями, ни кампании по сбору денег   так ничего и не дали в этом отношении. Памятника  как не было, так нет его и поныне. Будет ли он вообще когда-нибудь, стоит ли тратить на его создание время, силы, средства, питать надежды и чаяния? Есть ли вообще какой-либо смысл в попытках его создания?

   Чтобы лучше понять  сложившееся  положение дел, в первую очередь необходимо знать, что  для установки памятника требуется разрешение федеральных органов власти России.  Получение их согласия  вероятнее всего потребует от инициаторов создания памятника принятия идеи национального согласия, то есть готовности увековечить память всех погибших одновременно, независимо от характера и степени участия в событиях. Проще говоря — поставить памятник и жертвам, и тем палачам, что сами погибли в заваренной ими кровавой каше. Мнение по этому поводу вы можете выразить здесь, приняв участие в голосовании.

  Конечно, до сих пор остаётся в силе Постановление Московской городской думы  № 420  от 26 декабря 2006 года, включившее в перечень предложений о возведении произведений монументально-декоративного искусства и  мемориал событиям на Красной Пресне (защитникам Верховного Совета Российской Федерации, погибшим 3-4 октября 1993 года) — именно так говорится в официальном тексте. Однако помимо уже названных идейных препятствий  здесь есть  ряд преград организационного свойства, никоим образом не зависящих от идеологических предпочтений.

  Как следует из официального  ответа, данного  22  октября 2018г. за  № 07-04-5232\8  депутатом Мосгордумы В.М.Платоновым,  бывшим в 2006 году председателем Мосгордумы  и  ответственным за контроль над исполнением   постановления № 420,  Мосгордума   лишь  предлагает создание памятников,  окончательное же решение об их установке принимается мэром г.Москвы. Материалы для принятия такого решения готовятся  московской исполнительной властью после всесторонней и сложной проработки вопроса

   Таким образом, предложения по возведению памятника, включенные  постановлением Мосгордумы в соответствующий перечень, носят  для московской исполнительной власти рекомендательный характер, о чём прямо говорится в ответе Департамента культурного наследия г. Москвы (Мосгорнаследия) за подписью главного инспектора в области государственной охраны объектов культурного наследия г.Москвы С.М.Мирзояна  от 7 июня 2017г. № ДКН 16-50-94\7 

  Отметим, что указания на рекомендательный характер постановления Мосгордумы для Правительства Москвы, необходимость согласования проекта и места установки будущего памятника с федеральными органами власти содержатся и в других официальных ответах должностных лиц исполнительных органов  Правительства г. Москвы. 

   Помимо  уже сказанного,  исполнительная власть г.Москвы требует   детальной проработки плана  возведения памятника с указанием  гарантированных источников финансирования проекта на всех стадиях его осуществления, начиная с конкурса и заканчивая  церемонией открытия с благоустройством прилегающей территории.   Переписка с  мэрией велика по объёму и протяжённа  во времени, однако в ней нужно отметить одно очень существенное обстоятельство: вопросы соответствия объёмов финансирования произведений монументально-декоративного искусства находятся в ведении исполнительных органов власти г. Москвы, и при этом ни в одном из  официальных ответов должностных лиц Правительства г.Москвы не называется сумма в размере 20 миллионов рублей. Вместо неё в каждом ответе  условием начала работ указана  необходимость гарантировать финансирование проекта в полном объёме, при этом конкретные цифры  этого финансирования не называются.  

   В 2018-м году действующие депутаты Мосгордумы  В.М.Платонов, А.В.Шибаев, Т.А.Портнова, Н.Н.Губенко в один голос подтвердили, что  сумма в 20 миллионов рублей сегодня   уже явно недостаточна. Обратите внимание: упомянутые депутаты представляют разные политические направления, но при этом все они сходятся в нехватке 20 миллионов рублей для возведения памятника федерального значения в центре Москвы. Да и любому здравомыслящему современнику ясно, что принятый 12 лет назад ориентировочный размер суммы не может соответствовать текущим потребностям, поэтому сегодня ссылка на 20 миллионов рублей как на достаточное условие начала создания памятника, по меньшей мере беспочвенна. Тем не менее, призывы собирать эти 20 млн. продолжаются. Один из них  прозвучал 4 октября 2018г. из уст председателя правления фонда  гражданина Смирнова М.И.:

 К слову, никто из  названных в этой статье депутатов не смог припомнить  гражданина Смирнова М.И. и его фонд как инициатора принятия постановления № 420. Назывались имена Уласа, Митрохина, но об М.И. Смирнове не вспомнил никто.

   В тот же день  призыв собирать деньги на памятник был повторен Татьяной Ивановной Денисенко с трибуны митинга КПРФ сразу по его окончании, не успев  попасть в видеозапись, уже закончившуюся в связи начавшимся траурным маршем.

    К сказанному следует добавить, что в 2016 году, на встрече с помощниками депутата Госдумы  Сергея Шаргунова,  председатель правления Регионального благотворительного общественного фонда содействия увековечению памяти погибших граждан в сентябре-октябре 1993 года гражданин  Смирнов Михаил Иванович  был поставлен в известность  о достаточных  возможностях  получения необходимых средств для сооружения памятника, но  трудность вопроса  заключалась в вероятных возражениях от различных  заинтересованных сторон.  

   В последние годы в нашей стране было создано великое множество  самых разнообразных памятников, в том числе барельеф добровольцам,  сложившим свои головы в битве за Донецкий аэропорт 26 мая 2014 года, и  герою обороны Новороссии Алексею Мозговому, подло убитому 23 мая 2015 года.    Рассказ  об этих памятниках требует отдельных страниц,  здесь же приходится задуматься: так почему  же память жертв 1993-го так и остаётся  не удостоенной должного внимания и заботы?

  Подводя итог,  кратко оценим  сказанное выше:  необходимость согласования проекта памятника на федеральном уровне с одновременным отсутствием  идеологических, административных,  организационных, методологических,  и других необходимых ресурсов,  делает создание памятника жертвам 1993-го невозможной  в принципе.  Как показал опыт истекших 25 лет, попытки  сбора средств на сооружение памятника вызвали вполне обоснованные подозрения в некомпетентности, если не  сказать — в мошенничестве, и в итоге принесли лишь один вред, опорочив  саму идею увековечения памяти событий осени 1993-го.

    Пишите, высказывайте ваши мнения, предложения, пожелания. Наш контакт: 

 345dfg678@gmail.com


Поделиться в социальных сетях